dreamplayer
Для тех, кто сдался - мир словно камень. Для тех, кто верит - он пластилин.
После разговора с братом о тупиках самоопределения, подумалось следующее.

В первый период жизни, где-то класса до 9го школы, я - это мои эксперименты. Я был весь в том, чтобы понять, как всё устроено. Сознательно или подсознательно набирался опыта и готовился к чему-то, что и станет, наконец, моей жизнью. Я много всего начинал, много бросал и всё время создавал маме проблемы, которые в основе своей содержали посыл "ну, он же бедненький, мы должны его спасти". И упёртым я был в этот период весьма серьезно. Конечно, опыт взял своё и подбирать всякого бедненького я на какое-то время перестал.

9ый кончился очередным экспериментом - мне упёрлось учиться в Школе Кино. Это очень неоднозначный этап, как и сама школа. Со всей своей хвалёной упорностью я кинулся штурмовать школу и в рейтинге вступительных экзаменов в итоге был вторым. Мама впечатлилась и уговорила отчима оплатить мне обучение, при этом сам я был гордым,что кошмар, поэтому отчима, конечно, поблагодарил, но подлизываться к нему ради других ништяков, в отличие от сестры, считал ниже своего достоинства.
Школа была этапом, где закончились эксперименты, потому что эти умные и очень умные тети и дяди знали, как нужно и довольно часто рассказывали тебе, как не нужно и как очень плохо.
Где-то посередине этого периода у меня случился всплеск сознания, и я решил объяснить педагогам, что то, чем я занимаюсь, не совсем то, что мне, кажется, нужно. Восстание было подавлено в жесткой форме и вместо того, чтобы помочь мне определиться с тем, что я из себя представляю, добрые тёти в довольно доступной форме объяснили мне, что без хорошо обоснованных доводов в этом мире лучше не высовываться. Я расстроился. Обиделся даже. Но на принцип не пошёл и как-то сник. Забегая вперёд, остаток школы я скорее отсиживал, чем активно проживал. И это первое, о чем я очень сожалею и от чего предостерёг бы кого-нибудь, кто окажется в условно аналогичной ситуации. Не давайте вас задавить. Возможно вы проиграете. Возможно даже с большими потерями. Но то, что будет с вами дальше - будет результат вашего решения, а какое-то болото, в которое вас вынесет попутным течением и из которого выбираться будет значительно тяжелее, чем оправляться от полученных в схватке за своё мнение ран.
На тот момент у меня не было сложившегося собственного мнения о том, кто имеет право говорить мне, что и как делать, а кто нет. У моей мамы этого мнения, кажется, нет до сих пор, говорить ей, что делать может любой достаточно последовательный человек с убедительными доводами. Поэтому школа прошла под девизом "запомни навсегда, чего делать нельзя и как делать плохо". Из школы я вышел тем ещё снобом, но чем заниматься дальше не имел ни малейшего понятия, а при попытке развернуться и постучаться в ворота альма-матер снова, был красноречиво выпнут в жестокий и категорически неизведанный внешний мир. Наверное, я имел такое же представление о взрослой самостоятельной жизни, какое имел о Москве человек, приехавший из глубинки в эпоху отсутствия Интернета.

И тогда я снова стал экспериментировать с тем, что имел на руках, а именно - необходимость себя содержать и суровое желание начать получать высшее образование в том же году, ибо мы помним, в силу лихо развившегося снобизма я считал его отсутствие чем-то ужасным, а все мои одноклассники вроде как ринулись поступать, и я не хуже. Поступать я пошёл за компанию, в институт журналистики, абсолютно, тотально не разобравшись с тем, кто я такое и чего лично мне вообще нужно. Маме нужен был диплом. Мама человек старой закалки - есть диплом = есть работа = ребёнок выживет. Как сильно мама ошибается, я узнал курсу к 3ему и попытался свинтить с проторенной дорожки, но мама себя ошибающейся не считала, а приличных доводов, зачем бросать институт, у меня не было. К слову, эта вышка была платная, а я лелеял ни на чем не основанную надежду, что в любой момент смогу получить еще одну - бесплатную. Наивный я.
В общем, тут была ещё одна попытка как-то немного прогнуть реальность под своё мироощущение, но она провалилась даже без особых усилий со стороны старшего оппонента.

История кончилась тем, что вместо того, чтобы бросить бесполезную вышку, закончить курсы подготовки и поступить в театральный колледж, я с горем пополам закончил ИЖЛТ, написав диплом по рекламе, будучи студентом специализации "фотокорреспондент". В этот момент я прочно сидел в питерском отделе рекламы агентства недвижимости, выплачивал кредит и старался не задумываться над тем, была ли у меня альтернатива. Чтобы сгладить картину, надо сказать, что рыпаться по мелочам я не переставал - с горем пополам я что-то снимал, а под конец своей карьеры в этом агентстве даже неплохо зарабатывал на съёмках красивых старых квартир с анфиладами и повидал, как живут люди принципиально иных социальных слоёв. Это было, как минимум, познавательно.
На этом периоде я понял, что как человеческая единица чего-то стою. Как минимум, мозги на фоне среднестатистических менеджеров у меня присутствовали. Этот этап зародил во мне надежду, но не чувство направления.

Следующий этап, пожалуй, отчасти длится до сих пор. Он про поиск того, что есть я, и с чем меня можно и нужно есть.
В силу личных обстоятельств, я вернулся в Москву и начал восстанавливать связи с людьми. Общаясь с ними, я пытался понять, каким я был, чтобы нащупать то, каким быть хочу.
В какой-то момент я упоролся по работе дизайнером в Икее, пройдя какой-то баснословный отбор и будучи одним из двух людей, отобранных из трёх тыщ, кому без профильного образования досталась должность и перспектива стать менеджером. Но осознав, сколько дизайн и Икея должны будут занять в моей жизни, дал по тормозам. Тут сложный для осознания момент. Нужна самокритика, а эта штука весьма болезненная. На самом деле, на этом этапе я не справился с масштабом задач. Мне было тяжело по 2 часа ездить в одну сторону и каждый день ощущать, что я сейчас засну на лестнице, да и катись оно всё, зато высплюсь. Было очень тяжело каждый день работать рядом с людьми, которые понимают в этом больше тебя и слушать их критику. Было трудно не понимать, как наверстать тот гигантский профессиональный разрыв между мной и ими. И тут надо было принять решение - пробивать собой стену собственных сомнений или отступить. И я спросил себя "а ради чего пробивать?"
И тут мой снобизм струсил. Я понял, что считал, что работать в Икее - это очень круто. И вот я этого добился. Взял высоту и не могу на ней удержаться. Но смогу, если найду в себе основание, пойму, зачем мне это. И не нашёл. Вообще не смог найти ничего, кроме аргументов "адекватная зарплата, большой карьерный рост, приятный коллектив, стабильная работа" - эдакий рекламный набор идеальной должности. Мама была бы в восторге. А я не смог. И ушёл экспериментировать дальше. Ужасно было, страшно, пусто и как-то стыдно. Но и было ощущение, что с тебя сняли хомут, на котором тащили в неизвестность, причитая, что всё хорошо и правильно.
Это этап, где я понял, что по-прежнему возможно многое. Уже может и не всё-всё-всё на свете, но по-прежнему, путей много.

Было бы здорово закончить эту историю рассказом об этаком epic win, что я всё осознал, нашёл, живу долго и очень счастливо. Пожалуй, я и правда, живу довольно долго, раз меня хватило на столько этапов и, пожалуй, впервые за долгое время я могу сказать, что ощущение счастья - в моих руках, я знаю, что нужно делать, чтобы его испытывать.
Сейчас мне кажется, пришло какое-то время для "закрепления материала", поэтому я всё это написал. Случилась пауза, где я остановился и увидел, что несколько часов рисунка в день делают меня более счастливым и наполняют жизнь бОльшим смыслом, чем адекватная зарплата, большой карьерный рост и приятный коллектив.
Это очень маленькая зацепка. Я понятия не имею, что мне удастся из нее раскрутить, но хочется верить, что мой выбор способа жить больше не определяет ни моя мама, ни умная тётя, ни мой любимый снобизм.

Остались только прокастинация, лень и страх ^________^
Но об этом совсем другая история.

Have a nice life.

@темы: субъективный ом, старые сказки, итоговое